×


СЕМЬЯ

«Сын болезненно пережил появление отчима». Как наладить отношения с подростком

Родители развелись, мама снова вышла замуж за человека, у которого тоже есть дети. Теперь у мальчика-подростка есть отчим, а также сестра и брат. Он хамит взрослым и обижает младших детей. Как восстановить отношения в семье, рассказывает приемная мама, педагог и основатель АНО «Азбука семьи» Диана Машкова.

Вопрос. Сын болезненно переживает появление в семье отчима. Пока мы не были женаты, одобрял мой выбор. Теперь обижает младшего брата и сводную сестру, отчима ни во что не ставит.

Недавно его кровный отец забыл об обещании отпраздновать вместе день рождения и не приехал. Мы с новым мужем, изменив планы, устроили ребенку и его друзьям веселый праздник. Вместо благодарности сын упрекнул, что я не напомнила отцу о дне рождения. Как вести себя с подростком, чтобы не хамил, а уважал и ценил нашу с мужем заботу?

Отвергнутый ребенок

Диана Машкова

Семьи, которые собраны из детей от разных браков, принято называть лоскутными. Вопрос адаптации друг к другу, принятия родителями детей или детьми родителей (отчима, мачехи) возникает в них всегда. Это очень похоже на то, что происходит с приемными детьми.

Адаптация порой растягивается на годы. Особенно со старшими детьми. Она циклична и, что неприятно, имеет периоды обострения. Обычно, когда все члены семьи перестают относиться друг к другу как чужие, случается кризис. Первое время все стараются держать себя в руках, казаться лучше, но естественным образом расслабляются. Каждый начинает поступать и вести себя исходя из того, что чувствует и переживает.

Развод для ребенка в пубертатный период — это максимально непростая ситуация. Может приводить к психологической травме, если родители не оказывают подростку достаточной поддержки. Вероятность этого особенно высока, когда один из родителей после развода не поддерживает с ребенком отношения в той мере, в которой тот в них нуждается. Когда мама или папа забывают говорить: «я с тобой на всю жизнь», «ты мой сын (дочь), что бы ни случилось», «у нас, взрослых, отношения закончились, но с тобой не закончатся никогда».

Если у родителей хватает осознанности не пропадать, поддерживать контакт, созваниваться, видеться, то ребенок может довольно легко преодолеть все трудности этого периода.

Если же один из родителей оказывается слабым звеном, то кризис неизбежен. Ребенок чувствует себя отвергнутым. Он убежден, что «слабый» родитель его не любит, не ценит. Быть отвергнутым — одно из самых тяжелых чувств, которые может испытывать человек. Даже понимая умом, что «мама-то со мной», на уровне эмоций детям сложно пережить состояние ненужности, если отец ушел и пропал.

Это чувство не просто вызывает острые переживания, оно порождает тревогу и вину. «Я недостаточно хороший», «если бы вел себя лучше, родители не развелись бы», «я виноват, что папа ушел», «я обидел папу»,— проносится в голове и внутри сердца ребенка. И если рядом нет того, кто терпеливо с ним об этом говорит, кто не дает развиваться чувству вины, гарантированно и независимо от возраста ребенку станет тяжело. Потому что «я брошен», «я не нужен», «я плохой».

Не подменяйте общение подарками

Нам кажется, если мы купили подарок, устроили праздник, ребенок должен быть счастлив и доволен. Но у детей потребность в эмоциональном контакте гораздо больше и сильнее, чем в вещах и подарках.

А теперь представьте чувства 12-летнего подростка, когда отец забывает про его день рождения. Если допустить, что для мальчика первична потребность быть принятым и любимым кровным отцом, который мало принимает участия в его жизни, то какой бы крутой праздник ему ни устроил отчим, какой бы волшебный подарок ни подарила мама, все будет мимо. Потребность ребенка останется нереализованной. Ребенок расстроен, обижен и зол. Это естественное чувство, сравнимое с внутренним голодом.

Заставить уважать, любить, требовать быть благодарным, пытаться призвать к порядку и соблюдению субординации — в данном случае тупик.

Авторитарные схемы не работают, когда человеку больно, плохо, когда он чувствует себя ненужным. Ведь у него отсутствует ресурс на адекватный ответ и реакцию.

Представьте себе взрослого в состоянии утраты и потери. Что бы ему ни говорили в этот момент, какие бы весомые аргументы ни приводили, какие бы убедительные советы ни давали, в состоянии горя у некоторых из нас хватает сил лишь на то, чтобы лежать на кровати и смотреть в стену. Это же очевидно, что сверхзадача «а ну-ка бегом успешно адаптируйся к новым условиям жизни» в случае с подростком невыполнима.

Наладьте контакт

Первое, что стоит сделать взрослым — наладить индивидуальный контакт. Маме важно выделить личное время для общения с ребенком, причем каждый день. Полчаса, сорок минут, час. Это время не про уроки, не про нотации, а про позитивное общение. Не важно, что вы будете делать вместе — говорить, гулять, ходить в магазин, готовить ужин. Главное, чтобы обоим нравилось. Ровно так же должен поступать второй взрослый в семье. Выстраивайте теплые, близкие и доверительные отношения индивидуально.

Не стоит в разговорах поднимать тем, касающихся школьной успеваемости и в целом успехов. Говорите про жизнь, друзей, самочувствие, что было хорошего и не очень.

Не забывайте сопереживать и откликаться на чувства: «Очень сочувствую. Мне тоже было бы неприятно…»

Задача отчима — шаг за шагом научиться понимать эмоции ребенка. Вряд ли он раскроется сразу. Тогда стоит начать с себя, открыться первым, рассказывая истории из своей жизни, делясь воспоминаниями и опытом, близким к тому, который сейчас переживает подросток. Стоит сказать: «Даже взрослому немалых сил требуется, чтобы пережить расставание, обман, предательство… понимаю, что тебе не хватает ресурса справиться с болью и сильными чувствами». Это создаст атмосферу безопасности и доверия.

Личное время каждого родителя с ребенком поможет свыкаться с новыми обстоятельствами его жизни. Это не произойдет сразу, но, постепенно двигаясь в нужном направлении, вы поможете ребенку справиться и принять факт случившегося.

Расставьте приоритеты

Понятны реплики, которые звучат в ответ на рекомендацию побольше времени проводить с ребенком: «да нам некогда разговоры разговаривать», «наше дело денег заработать, чтобы у ребенка все было». Тут возникает вопрос приоритетов. Если мы думаем, что «все будет» без надежных отношений в семье, то нам рано или поздно придется разочароваться. Ничего не будет! Не можем найти час, полчаса, необходимо отыскать хотя бы 15 минут вечером перед сном, чтобы обсудить то, что важно сейчас нашему ребенку.

Разделяйте чувства 

Учитесь понимать чувства ребенка. Не переносите слова детей на себя. Не думайте, что ребенок «так с вами поступает», потому что вы плохие, он вас не любит, намеренно хочет сделать больно и обидеть.

Дети поступают так, как поступают, не из-за злого умысла, не специально, а от отсутствия навыка справляться с внутренними переживаниями. По-другому они не могут.

Окончательное созревание коры головного мозга заканчивается примерно к 20–25 годам. А ее незрелость и несовершенство нервной системы как раз проявляются в неспособности подростка справляться с собой, регулировать поведение и реакции, контролировать слова и поступки. Всплеск гормонов в пубертатный период выражается в эмоциональной нестабильности, скачках и перепадах настроения: «все пропало», «жизнь — боль», «кошмар и ужас», «оставьте меня в покое, это все, чего хочу», «все бесполезно и бессмысленно».

Но когда дети начинают чувствовать, что родители понимают, как им трудно, когда видят, что близкие разделяют переживания и поддерживают: «сочувствую этой ситуации, правда», «вижу, что тебе тяжело», «мне самому было бы сложно», «мне тоже грустно, что папа ушел и мы не можем с ним видеться так часто, как тебе и мне бы хотелось», — только тогда подростки оттаивают.

Если же мы молчим о трудном, оно никуда не девается. Разъедает изнутри, дестабилизирует и расшатывает человека. Возможность проговаривать то, с чем справиться эмоционально и психологически не получается — один из необходимых элементов взаимодействия и помощи в проживании сложной для ребенка ситуации. Главное, это способ войти в нормальный ритм жизни.

Взрослейте сами

Даже если подросток скажет отчиму, который попытается наладить отношения, «что ты мне в душу лезешь» или «ты мне не отец». Даже если резко ответит маме: «А зачем ты меня рожала», — задача взрослого не разрушиться. «Я все равно тебя люблю, и это дает мне право помогать тебе!» — примерно таким может быть наш ответ.

Впрочем, резкие слова детей вызывают в нас много обиды, гнева и боли. Да, не все мы можем похвастаться зрелостью и психологической устойчивостью. Но это не повод заламывать руки, рвать на себе волосы или падать в обморок.

Меняйтесь, развивайтесь сами. Это можно и нужно делать в любом возрасте. Взрослеть и мудреть, учиться гибкости — полезно и важно для жизни.

Читайте статьи, погружайтесь в книги, слушайте бесплатные лекции «Школы осознанных родителей». Заботьтесь о своей взрослости и собственных эмоциональных ресурсах, развивайте родительские компетенции. Возможностей для этого сегодня море.

И если уж появился внутренний мотив, если ребенок своим поведением, репликами, отношением создал для нас этот вызов, может быть, пришло время разобраться в себе, выработать адекватную стратегию реагирования, которая позволит не только нам остаться в позиции взрослого, но и помочь повзрослеть ребенку рядом.

Ваш вопрос лучшим специалистам об образовании и воспитании детей

    Поскольку вы здесь… У нас есть небольшая просьба. Эту историю удалось рассказать благодаря поддержке читателей. Даже самое небольшое ежемесячное пожертвование помогает работать редакции и создавать важные материалы для людей. Сейчас ваша помощь нужна как никогда. ПОМОЧЬ

    Источник

    Добавить комментарий

    Кнопка «Наверх»