×


ПСИХОЛОГИЯ

«Я отругала ребенка при учительнице, как делала моя мама». Мы предаем детей по привычке

«Девочки ко мне подбегают, суют свои рисунки, что-то рассказывают наперебой — а я шью, они мне мешают. И я на автомате, как мама: «Ребенка должно быть видно, но не слышно!»» Почему мы иногда говорим нашим детям то, что слышали от родителей, и как это прекратить? «Правмир» публикует отрывок из книги психолога Владислава Чубарова «Привязанность и сепарация», которая в октябре вышла в издательстве «Альпина Паблишер».

«Сам себя уговаривал: “Не буду как мой отец!”»

Иногда в конфликтах с детьми из взрослого, находящегося в родительской роли, «неконтролируемо лезет мама» (то есть когда внутренний родитель дает не лучшие советы). Все, кто сталкивался с  этим, признают: справляться очень-очень сложно — даже если все понимаешь и  осознаешь. Сложно прежде всего потому, что «лезет» родитель внезапно, причем в  самые трудные и  ответственные моменты. 

Анна: «После собрания учительница поймала нас с сыном и начала при мне его распекать. За дело, чего уж там говорить. И я от неожиданности вдруг поворачиваюсь к Мише и , точь-в-точь как моя мама, беру его за плечо и насмешливо говорю, подмигивая  учительнице: “Ну что, будешь исправляться?” Сцена как из советского фильма… Ужасно стыдно перед ребенком, я как будто предала его».

Григорий: «После соревнований завелся, что сын пришел пятым, и всю дорогу домой его накручивал. Причем я сам себя уговаривал, пока сын одевался: не буду его ругать, не буду как мой отец! А потом он выбегает ко мне как ни в чем не бывало, радостный такой, и у меня срабатывает: “Да что он, дурачок, что ли, ему все равно, что ли?!” И пошло- поехало». 

Лина: «Девочки ко мне подбегают, суют свои рисунки, что-то рассказывают наперебой — а я шью, они мне мешают. И я на автомате, как мама: “Ребенка должно быть видно, но не слышно!”» 

Прежде всего примем как данность, как неизбежность: родитель все равно будет «лезть». Винить себя бесполезно, это не поможет. Никому еще не удавалось полностью избавиться от такого «чревовещания». Но мы можем понизить его вероятность и частоту. Вот как это можно сделать. 

Избегать триггеров 

Внутренний родитель выскакивает из вас в ситуациях определенного типа. Для многих это ситуации, как выражается Людмила Петрановская, «третьего лишнего» — как в вышеприведенном примере с учительницей: когда нашим ребенком недовольны посторонние или когда нам стыдно за него на публике. 

Стыд — сильное, резкое чувство, которое трудно отследить и с которым хочется немедленно справиться. Это и пытается сделать ваш внутренний родитель. Он реагирует мгновенно — и переносит бремя стыда с вас на ребенка: «Это не я плохой родитель, это он маленький негодник! Сейчас мы его живенько исправим!» 

Если для вас это так, значит, постарайтесь избегать ситуаций, в которых приходится: 

  • выслушивать неприятные факты о вашем ребенке в его присутствии; 
  • сравнивать его с другими детьми (например, на концерте или соревновании); 
  • справляться с его плохим поведением на людях (лучше сначала отвести в сторонку, чтобы никто на вас не смотрел). 

Есть и другие ситуации, в которых из вас «лезет» внутренний родитель: 

  • вы заняты, а ребенок лезет под руку, мешает работать или разговаривать; 
  • дети ссорятся, дерутся, отбирают друг у друга игрушки; 
  • малыш не хочет засыпать или слишком рано поднялся, а вы уже устали. 

Подумайте, как избегать триггеров. Детские ссоры: не оставлять детей одних в комнате и разводить по разным, как только начинается конфликт. Усталость и недосып: пересмотреть режим, позвать на помощь близких или няню. 

Избегать неправильных ролей 

Кроме определенных внешних обстоятельств, внутренний родитель часто «лезет» в ситуациях, схожих с теми, в которых вы сами бывали в роли ребенка. Теперь вы стали родителем — и те же ситуации заставляют вас вести себя так же, как вели себя с вами папа или мама. Необязательно точно так же, порой просто похоже: например, папа давал подзатыльник, а вы раздраженно огрызаетесь. 

Но, может быть, есть возможность избегать ситуаций, в которых для вас высок риск вести себя как родитель?

Например, Григорий, который, подобно своему отцу, слишком досадовал из-за поражений сына в соревнованиях, попросил жену ходить вместо него: та искренне радовалась любым результатам, даже самым скромным. 

Рассказывает моя клиентка Клавдия: «Я поняла, что чаще всего моя внутренняя мама выскакивает, когда мы с детьми сидим дома одни. Теперь, как только настроение начинает портиться взаперти, — наплевать, сопли не сопли, дождь не дождь, снег не снег, — одеваю детей и на прогулку. Потому что это мы с мамой вечно в четырех стенах сидели, а гулял со мной всегда папа, и с ним было весело!» 

Находить другие варианты родительского поведения 

Возможно, в некоторых ситуациях вам трудно что-то придумать вместо реакции родителя. Или, как вариант, у вас просто не получается реагировать иначе, это кажется вам искусственным. 

Например, мама постоянно критиковала ваше творчество, и теперь вы, может быть, и хотели бы сказать что-нибудь обнадеживающее по поводу кривобоких домиков дочери, но хвалить их неискренне не хочется. Тут-то и выходит на сцену внутренняя мама: «Что ж, неплохо, но стены можно было нарисовать и поровнее!» 

Вспомните, в каких ситуациях ваши родители выглядели особенно нехорошо, и поищите, чем можно заменить их реакцию. Можно подглядеть варианты у других родителей, попросить о совете знакомого или подругу, найти подходящие способы в книгах о воспитании, задать вопрос психологу. 

В случае, описанном выше, вовсе не обязательно хвалить рисунок. Можно понаблюдать издали за тем, как дочка рисует, безоценочно описывая то, что вы видите: «Это у тебя зеленый домик? А это что, улиточка? Ах, это синее солнышко. А это черненькое внизу? Понятно, это зайчик». Кроме того, пока ребенок будет вам все рассказывать, ваша первая «автоматическая» реакция исчезнет без следа и вы увидите не кривые стены домика, а то, как ребенок старается, какой он славный и как рад с вами поделиться своим творчеством. 

Да, поначалу будет казаться, что вы меняете поведение через силу, как будто идете против ветра. Так оно и есть! Вы идете против мощной поведенческой инерции. Это всегда непросто и поначалу вызывает внутреннее сопротивление. Постепенно новые варианты поведения станут вашей естественной реакцией. Внутренний родитель уступит им место. 

Найти, чем внутренний родитель может быть полезен 

Если у вас совсем плохие отношения с родителями, этот пункт вам не подойдет. Но если вы находите, что внутренний родитель наряду с неадаптивными реакциями дал вам и какие-то хорошие, полезные привычки, то, может быть, стоит попробовать культивировать именно их. Пусть внутренний родитель получит право голоса в тех случаях, когда он может вам пригодиться. 

Слово моему клиенту Косте: «Моя мама здорово умеет улаживать ссоры. Темпераментно ввинтится в ситуацию, помашет руками, и буря уляжется. Это потому, что она в разговоре быстро-быстро смотрит то на одного человека, то на другого и сразу понимает, как эти интересы примирить. Я попробовал с детьми вести себя как она, и у меня стало получаться. Смешно — и голос сразу как у мамы, и жесты. А недавно заметил, что и на работе легче включаюсь в какие-то конфликты и могу их разрешать». 

Избегать обобщений 

Чаще всего внутренний родитель появляется, когда нас обуревают сильные внезапные чувства. Рассердился на ребенка — шлепнул его. Стало стыдно за ребенка — присоединилась к учительнице и ругаю его. Скорее, скорее, ведь стыд просто непереносим. Но почему он такой сильный? Ведь проступок ребенка сам по себе небольшой , и он ничего не говорит о нас как о родителе… 

Дело в том, что мы неправомерно обобщаем конкретную неприятность с ребенком, превращая ее в вызов важным для себя ценностям.

Ребенок не просто получил двойку, а «не хочет учиться» и «не добьется успеха». Не просто нагрубил бабушке, а «не уважает старших». 

Вместо поиска решения конкретной проблемы (причина которой может быть вовсе не там, где нам мерещится) мы получаем стандартную реакцию внутреннего родителя, который наказывает нас стыдом или виной. А мы, в свою очередь, переносим бремя собственных чувств на ребенка. 

Выход в том, чтобы реже обобщать и чаще обращать внимание на детали. Они многое нам подскажут, а в критический момент помогут не присоединиться к внутреннему родителю. Он-то не видит деталей, а «шпарит по методичке» как умеет: обвиняет, сердится, стыдит. А мы видим особенности ситуации, которые и подскажут более точную реакцию. 

Например, сын получил двойку, потому что не понял задания, а спросить у учительницы боялся. Можно разобраться в причинах его страха. Или он нагрубил бабушке в ответ на ее несправедливое замечание. Конечно, грубить все равно плохо, но  согласитесь, что и в этом случае лучше видеть всю картину целиком. 

Чем больше мы наблюдаем, тем больше замечаем подробностей и различий в ситуациях, которые на первый взгляд кажутся похожими. И тем меньше поводов у внутреннего родителя выскакивать из кустов со своими «фирменными» — всегда одинаковыми — реакциями. 

Все хорошие педагоги — хорошие наблюдатели. Смысл не в том, чтобы оправдать любую выходку ребенка, а в том, чтобы понять причины его поведения. 

Еще один важный момент: неконструктивный внутренний родитель реже «включается» у тех взрослых, которые понимают возрастные потребности ребенка. Да-да, речь о тех самых этапах сепарации. Понимание актуальных задач развития сына или дочери меняет задачу: вы стремитесь уже не «научить маленького хама уважать старших», а «как можно мягче дать понять бабушке, что не стоит поправлять 10-летнему ребенку одежду, когда он этого не просит». Мозг человека пластичен, мы можем всю жизнь расти и учиться новым реакциям. С повышением гибкости голос внутреннего родителя начинает звучать тише, и наше поведение меняется.

Поскольку вы здесь… У нас есть небольшая просьба. Эту историю удалось рассказать благодаря поддержке читателей. Даже самое небольшое ежемесячное пожертвование помогает работать редакции и создавать важные материалы для людей. Сейчас ваша помощь нужна как никогда. ПОМОЧЬ

Источник

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»